КТО В ТЕРЕМЕ?

К этому экспонату музея «Тульские самовары» экскурсанты проявляют особый интерес. И неудивительно: стоит в витрине резной домик с колоннами да завитушками, сразу и не поймешь, что он имеет отношение к «тульскому чуду, жаром пышущему».

В семидесятые годы прошлого века этот самовар был куплен у известного тульского коллекционера Анатолия Паршутина. Как к нему попала столь необычная вещь — история умалчивает. Клеймо на диковинном экспонате смазано, так что понять, на какой фабрике он был изготовлен, невозможно. Сотрудники музея определили, что в его производстве участвовали несколько мастеров, приложили руку и литейщики, и кузнецы, и слесари. И получилась вещь красоты невиданной.

Все в этом латунном самоваре затейливо, непривычно глазу, даже опирается он не на простые ножки, а на фигурки солдат петровских времен в полном облачении и вооружении. Поддувало незаметно, оно внизу, под «фундаментом», так что с первого взгляда и не понять, где выходит воздух. Ручки тоже спрятаны под самой верхней «крышей» домика, и в отличие от других его собратьев с деревянными или костяными рукоятками этот раскаленный самовар без толстой прихватки или скрученного полотенца к столу не принесешь. Жаровая труба закамуфлирована — прикрыта крышкой в форме флигеля с петушком-флюгером на гребне.

К основному корпусу — тулову самовара — крепятся различные пристройки-боковуши, как это было принято в русских теремах. Они богато украшены резьбой, какую можно увидеть на старых одноэтажных тульских домиках. Не на родных ли улицах черпали вдохновение мастера?

Впрочем, есть здесь и детали, характерные не для терема, а скорее для дворца: с четырех сторон это металлическое «здание» украшено колоннами в греческом стиле — лукавые кариатиды поддерживают крышу исконно русской постройки. Но, как говорят специалисты, в конце XIX века, когда эта вещица изготавливалась, подобные дополнения были в моде.

Эксперты определили, что самоваром-теремом в быту его бывшие хозяева почти не пользовались: ведь он больше похож на украшение, чем на повседневную вещь.

И конечно, стоил такой красавец недешево — в отличие от своих медных собратьев простой формы, зачастую продававшихся… на вес. Было даже такое выражение: «Почем пуд самоваров?» Так вот, если пуд медных самоваров оценивался в восемь рублей, то такой эксклюзивный экземпляр, конечно, ценился дороже: от сорока рублей и выше платили обеспеченные люди за рукотворную красоту тульских мастеров. На такие деньги тогда можно было купить несколько коров.

Марина ПАНФИЛОВА. Тульские известия.